05/11/2013 17:53 . Рубрика: Культура. Метки: спектакль, Театр Наций.

Театр Наций предложил зрителям провести три дня в аду

Текст: Екатерина Гаранина

Спектакль «Три дня в аду». Фото: пресс-служба Театра Наций
Спектакль «Три дня в аду».
Фото: пресс-служба Театра Наций

Заголовок устрашающий. Когда слышишь название спектакля «Три дня в аду», то поневоле готовишься увидеть на сцене черта, интерпретацию Данте Алигьери или грешников в котле… Ни первого, ни другого, ни третьего там нет.

Театр Наций может позволить себе любые эксперименты. Например, в пьесе немецкого драматурга «Камень», девочка-эмо прямо на сцене раскалывает синтезатор в щепки. Сначала кажется странным, что зритель выбирает не классику, а спектакль по малоизвестному немецкому драматургу. Но малая сцена заполнена от первого ярда и до последнего. Так и с «Тремя днями в аду» — ее выбирает зритель, на нее ходят и все три ряда маленького зала заполнены. Скорее всего в классическом театре этот спектакль бы точно не прошел проверку аудиторией, но повторюсь, Театр наций любит и самое главное — не боится экспериментировать. Другое дело, что не вся наша публика доросла и созрела до восприятия экспериментов…

Малая сцена театра разделена на несколько «комнат», образованных большими палатками. «Ну, значит, про войну» — решила я. В большой брезентовой палатке из декораций — кровать, стул, плита, лампочка. «Три дня в аду» — показывают три зимних дня обывателей Минска. По сути, на сцене ничего не происходит — за час ни один из актеров не открыл рта. Самое удивительное, что спектакль… происходит у вас в голове! Это инсталляция под аудиозапись текста. Актеры совершают действия под записанные внутренние монологи героев, которые про себя матерятся, отмечают детали, рассуждают о жизни и бытовых манипуляциях (знакомо, да?). К 15 минуте спектакля ты осознаешь, что истинный ад — в голове. Каждый из нас носит в себе бомбу замедленного действия. Минск можно заменить на название любого другого провинциального города, где люди живут ради денег. Нет, не ради того, чтобы накопить или стать миллимонерами. Наоборот, чтобы скопить жалкие грошики и выжить. И это тоже ад… Считать копейки, вычисляя, на чем можно сэкономить («Так, поедем значит на 81 первой маршрутке, 40 минут через весь город, зато дешевле»), чтобы купить ребенку чипсы и дешевый бисквитный рулет с резиновым вкусом… И еще сотни тысяч мелких деталей из жизни простых работяг, которые живут от зарплаты до зарплаты ради того, чтобы потратить заработанное на дорогостоящий телефон или связку бананов. И кажется, что это настоящий земной ад, потому что в схеме «Работа-дам-работа-дам» нет просвета. Как можно быть счастливым, если у тебя одна мечта: обеспечить себе существование? Как можно искренне любить мужа, дочь, других, если все упирается в проблему нехватки денег? Ты будешь считать каждый рубль. И кило мятых мандаринов зимой будут казаться счастьем. И выходные, которые муж проведет сидя у нового дорогущего телевизора, тоже будут казаться счастливыми выходными. Так чего удивляться, что мы погрязли в мелких расчетах и забыли о счастье?…

Спектакль «Три дня в аду». Фото: пресс-служба Театра Наций
Спектакль «Три дня в аду».
Фото: пресс-служба Театра Наций

«Я хотел написать текст про то, как плохое планирование, плохая экономика уродует жизнь людей», ‑ рассказывает автор пьесы Павел Пряжко. Декорации спектакля, придуманные художником Ксений Петрухиной, разделяют зал на три группы. В конце спектакля оказывается, что эти брезентовые палатки на подобие тех, в каких находятся на принудительном лечении в лечебно-трудовом профилактории под Минском. «Если на улице минус 10, то в палатке тоже минус 10» — объясняет под конец спектакля актер.

«Месседж» спектакля Волкострелова резче, агрессивнее и нелицеприятнее, чем тот, что вроде бы заложен в пьесе Пряжко. Речь не просто о том, что все мы барахтаемся в вязкой пустоте, а о том, что она поглотила нас без остатка. // Н.Берман, Газета.ру

Что самое страшное в аду? Правильно — то, что это навсегда. Так и здесь: вчера, сегодня, завтра — одно и то же. Мелкое, механистичное, обезличенное и обездушенное. //И.Алпатова, Петербургский театральный журнал

В аду нет ни света, ни радости, не счастья. Именно поэтому в спектакле нет ни одного чистого белого пятна, за которое бы хотелось зацепиться и вылезти. Премьера спектакля состоялась 12 сентября 2013 года. «Три дня в аду» идет максимум два раза в месяц. Ближайшая возможность оказаться в палатке ЛТП на малой сцене Театра наций — 3 и 4 декабря.


Расскажите друзьям:
   

Возможно вам будет интересно:

19.03.2017 в 19:33

Голая «правда» от потомков Салтычихи


16 марта 2017 года в Центрально Доме Актера на Арбате состоялась премьера спектакля «Салтычиха» по пьесе Вадима Леванова.

17.03.2017 в 20:30

«Фро» — тема одиночества в Центре им. Вс. Мейерхольда


11 марта в Центр им. Вс. Мейерхольда состоялась премьера спектакля Михаила Рахлина «Фро» по рассказу Андрея Платонова.

10.03.2017 в 12:30

Любовь «Аmore» Светланы Захаровой в Большом


Легендарная балерина Светлана Захарова рассказала журналистам про программу «Amore», мировое турне и III танцевальный фестиваль «Светлана» на пресс-конференции.

26.02.2017 в 15:01

Шукшин в театре юного зрителя


23 февраля в Московском Областном Государственном театре юного зрителя состоялась премьера спектакля «Шукшин», созданного по мотивам произведений Василия Шукшина.

16.02.2017 в 02:40

Оглянись во гневе. Пока ты здесь …


Молодой театр презентует новый спектакль в репертуаре.

12.02.2017 в 19:10

Человек — сам себе Дракон


Константин Богомолов представляет «Дракона» — нестареющую пьесу Шварца о народе и власти, о войне и герое, причём без конкретных политических аллюзий.

06.02.2017 в 18:09

В Театре Ермоловой продегустировали свежее благотворительное «СтихоВаренье»


Благотворительный спектакль в поддержку детей с поражениями центральной нервной системы.

26.03.2017 в 09:03

«Мумий Тролль» отметил 20-летие альбома


21 марта в Петербурге состоялся концерт группы, посвящённому 20-летию альбома «Морская».

Система Orphus