Юрий Дубов

Обозреватель
jury.dubov@gmail.com

Страничка обозревателя РБ вышла немного не в стандартном для нас формате, все ниженаписанное — это небольшое интервью. Тут нет кратких биографических писаний, но зато ответы на некоторые нескромные вопросы коллег дают понять, что среди участников проекта есть очень необычные люди. Звездочки появились на месте выражений, которые запрещено публиковать в соответствии с законодательством, хотя, и так все понятно. (прим. редактора)

Юрий, расскажите о себе.

Не время о себе думать, когда мир обречён, страной руководит кровавый диктатор, а на улицах запретили курить.

Юрий, скажите в чем смысл жизни?

Ни один конкретный момент жизни нельзя назвать высшей её точкой, так как сама по себе жизнь является процессом, а о процессе можно судить только по результату. Поэтому смыслом любой жизни, как это, *****, не парадоксально, является смерть. Как встретишь смерть, так её и проведёшь. И на качество и полноту любой жизни влияет не то, как ты решил её прожить, а то, как ты хочешь умереть. В реальности же людей больше волнует, насколько полна кормушка-поилка, а не какие-то абстрактные понятия. Кому-то сиськи с котиками, а кому-то пикник на обочине.

Что было первым — курица или яйцо?

Первой была рыба! Просто на суше икра быстро засыхала и стенки икринок стали ****** какими твёрдыми. Эволюция видов, *****!

Спартак или ЦСКА?

Сейчас *****. Времена, когда футбольный клуб был символом принадлежности к гильдии или хотя бы к географической точке, к сожалению, в прошлом. Например, огромное количество девочек-фанаток на трибунах в Черкизово вызвано не какой-то принадлежностью к железной дороге, а тем, что там играл симпатичный Киржаков. Хотя, мне и в старое время было непонятно, как все эти люди на трибунах были задействованы в пищевой промышлености…

Ресторан или на лавочке?

*****. Главное от ментов подальше.

Достоевский или Пелевин?

Пелевин, конечно. В романе «t» всё написано.

Когда уже Навальный станет президентом?

Пока жив Немцов, никогда не станет.

Хутин Пуй?

Карламов Вац!

Юрий, так сложилось, что неоднократно было Вами упомянуто, что страну-таки мы про*****, причем очень давно. Высказывание дискуссионное и многогранное, однако я затрудняюсь сформулировать Вашу точку зрения — если бы Вы были Чебурашкой, как бы Вы отнеслись к тому, что в словаре для Вас не нашлось места даже между «чебуреками» и «Чебоксарами»?

Вопрос про Чебурашку считаю провокационным, так как в контексте произведения ни слова, ни намёка не присутствует на то, а был ли у Чебурашки ***. Таким образом, предварительно не выяснив половую принадлежность персонажа, я поостерегусь отвечать на подобные вопросы и другим не советую. А-ну как пацаны предъявят?!

Расскажите о влиянии прозы латиноамериканских писателей на жизнь современного обывателя и формировании на этой основе нонконформистских взглядов.

Под «латиноамериканскими писателями» принято понимать триаду великих «Маркес, Борхес, Кортасар» и примкнувшего к ним Коэльо. Последнего серьёзные исследователи совершенно справедливо за писателя не считают, поскольку на данный момент не существует автора, поставляющего на рынок такого количества суррогатной литературы с биркой «претензия на элитарность». Прежде чем перейти к подробному разбору, давайте определимся с терминологией. «Нонконформизм» — стремление придерживаться и отстаивать установки, мнения, результаты восприятия, поведение, прямо противоречащие тем, которые господствуют в данном обществе или группе. Соответственно, «Конформизм» — полная лояльность принятым нормам группы или общества.

Если взглянуть на вопрос конформности с точки зрения статистики, то станет более-менее очевидным, что настоящих нонконформистов от силы 1,5 — 2 процента от нормы, и по всем понятиям клинической психиатрии их можно смело причислить к психопатологии. Однако, процесс формирования и развития индивида занимает довольно продолжительное время, на протяжении которого склонность к нонконформизму выражается с разной степенью очевидности. Случается, что «ген» героя и бунтаря даёт о себе знать в ярко выраженной форме и в более чем зрелом возрасте, но, в абсолютном большинстве случаев навязанная миру модель общества потребления нейтрализует пагубные последствия бунтарства через потребление очередного бренда, заявившего о себе как о нонконформистском. И в этом смысле Пауло Коэльо является именно таким сдерживающим брендом в реальности, не неся обывательскому уму и сердцу ничего, кроме ложного чувства повышения собственной элитарности.

Обратным примером можно считать колумбийского писателя Габриэля Гарсия Маркеса, написавшего роман «Сто лет одиночества», который собственно и стал квинтэссенцией и логическим завершением такого жанра как роман и послужил началом нового жанра, лежащего немного в другой плоскости, условно называемого «мексиканские сериалы». Но это совершенно отдельная история.

В романе Маркеса подробно описываются все ключевые моменты развития человечества, наиболее яркие социальные группы, само-собой, но обделены вниманием и нонконформисты, благодаря которым и происходят изменения в обществе. Если пристально посмотреть на роман, то становится ясно, что все осуществлённые героями решительные действия (от основания Макондо до революции), имеющие социальную необходимость, были поддержаны на уровне группы или общества, тогда как все полоумные начинания, к примеру Хосе Аркадио Буэндиа, никакой поддержки не нашли, и самый главный нонконформист в конце концов был привязан к дереву.

Более того. Из биографии героев становится очевидным факт одинаково печальной концовки всех нонконформистов. И в 99,9% случаев таков удел всех бунтарей и в жизни. Поэтому, нужно ли формировать нестандартные взгляды у обывателя, содвигать его идти против общества, в котором он живёт, это большой вопрос. Тем более, должна ли это делать латиноамериканская литература, и если да, то почему.

Любое скопление людей более двух человек, это уже социальная группа, подчиняющаяся всем законам социальной психологии, которые давно и подробно описаны. В любой среде вырабатываются правила, при которых более-менее комфортно существовать всем её участникам. Если происходит диссонанс, то правила пересматриваются, с кровью или без.

Когда же возникает необходимость в реализации бунтарского начала у значительной социальной группы (а такая необходимость существует всегда, потому как детям свойственно расти), этим могут воспользоваться люди на руку нечистые. На примере «сахороболотников» это видно особенно отчётливо. Лозунг «за честные выборы» — самая большая профанация в истории, кроме самих выборов. Аксиома гласит «если бы выборы что-то решали, их бы запретили», и она справедлива для всех стран мира. Вместо того, чтобы показать обществу реальные изъяны существующей финансовой системы, такие как фактическое существования центрального банка как частной и обособленной структуры, играющей не в пользу государства, идеологи такого положения вещей как Кудрин, Чубайс и Немцов вбросили лозунги «ПЖиВ», «За честные выборы» и «Путин вор», то есть реализуют ставшую классической модель пропаганды доктора Геббельса, которая апеллирует к животному началу а отнюдь не к разуму. И тут к чести Йозефа надо сказать, что он хоть и приводил частенько антинаучные факты, но его модель обработки конформистов хотя бы претендовала на последовательность и обоснованность. Тогда как истинные виновники создавшегося положения вещей ещё недавно возглавляли протест, совершенно справедливо именую своих последователей «пингвинами», «хомячками» и «баранами, ёбаными в рот». Потому как настоящий нонконформист должен быть уверен в справедливости своих взглядов настолько, что за отстаивание этих взглядов не пожалел бы собственной жизни. А таких среди циничных манипуляторов биомассами не водится. В свою очередь люди из зала, которые пришли выражать протест, не очень понимали, что именно они выражают. Поэтому протест и рассыпался как карточный домик.

Не уверен, способна ли литература вообще и латиноамериканская литература в частности формировать какие-то нонконформистские взгляды. Потому как даже самый совершенный с точки зрения религии текст Корана сразу после смерти пророка стал очень остро нуждаться в дополнениях и толкованиях. Так происходит и с любым другим текстом, поэтому и существуют учителя литературы и всякие богословы. Если темперамент человека не позволяет ему зарубить процентщицу, то он этого никогда и не сделает, сколько бы книг он не прочёл. В этой связи интересно подробно проанализировать «Преступление и наказание» и «Крёстного отца» Пьюзо. Сразу становится понятным, какие установки приводят к формированию успешных лидеров, а какие порождают либеральных нытиков. Однако нонконформизм далеко не всегда носит конструктивный характер, и, как мы можем видеть, ловко используется манипуляторами.

Если же поставить вопрос иначе, скажем «какая книга латиноамериканских писателей более остальных формирует нонконформистские взгляды», то с большим отрывом здесь лидирует биография Эрнесто Че Гевары авторства Пако Игнасио Тайбо Второго. Но здесь нужно сделать важное дополнение. Такие взгляды она может сформировать только если читателю от 14 до 20 лет. Когда индивидуум уже плотно встроился в матрицу социума, изменить его взгляды может только удар по голове или 800 микрограмм ЛСД-25.

Команда

Материалы автора:
Михаил Елизаров: писатель и Король вальса
Рейд по выявлению нелегальных мигрантов прошел в районе Бабушкинский
День народного национализма
Триумфальная пенсионной воли
Выбор редакции: Захар Май в «Меццо Форте»
Выборы, выборы, кандидат Навальный
Юбилейная «Статегия-31» прошла без инцидентов
Вечная музыка Леонида Фёдорова в Music Town Club
«Звери» в Stadium Live
Взлёт и падение мистера Удальцова
Статский советник Акунин. Лингвистическая экспертиза.

Система Orphus