10.11.2020 11:21

Весенняя история: первый контакт

«Здесь ты обязательно встретишься с Covid-19. Рано или поздно это произойдет и скорее всего уже сегодня, и зависеть будет все только от твоего организма, и насколько ты готов к этой встрече.»

В мае я принял участие в проекте волонтеров, который помогает врачам на вызовах на дом к заболевшим людям в одной из поликлиник г. Москва. Я отработал бок о бок с врачами на выездах две недели и хочу рассказать историю их работы. Существует три группы врачей, которые выезжают на вызов. Соматика, ОРВИ, «Ковид».

Соматика располагается в рядом стоящем здании с поликлиникой, она занимается всеми остальными вызовами, кроме ОРВИ. Это может быть гипертоническая болезнь, сахарный диабет, бронхиальная астма и т.д.

Группа «Ковид» и ОРВИ имеют прямой контакт вирусом Covid-19, они базируются в поликлинике с отдельного входа. Так называемый «БОКС». Туда же отправляют пациентов, которые сами пришли в поликлинику с высокой температурой.
Группа «Ковид», в отличие от ОРВИ, защищена лучше. Им выдают комбинезон «на все время, до износа», очки тоже на все время, пока не закончились. Позже стали выдавать защитные экраны. Так же выдают маски и перчатки по несколько комплектов на день. Бригады врачей группы «Ковид» ездят по пациентам с подтвержденным вирусом Covid-19, берут мазки, вызывают бригаду скорой помощи для госпитализации в случае осложнения состояния больного. В день может доходить до 400 вызовов на 10-15 бригад «Ковид» и столько же для группы ОРВИ. Бригада «Ковид» формируется из врача и медсестры или медбрата. Волонтеров с ними вместе на вызовы отправляют, запрещено, но базируются все вместе в БОКСЕ.

На завтрак, на обед и на ужин.

Меня прикрепили к группе ОРВИ. О ее работе я хотел бы рассказать подробнее. Эта группа наиболее подвержена риску заболевания вирусом, поскольку защищена значительна хуже. Бригады врачей ОРВИ снабжаются на каждый день одноразовым халатом, шапочкой, несколькими масками и перчатками и безграничным количеством бахил. Они ездят по первичным вызовам больных людей с симптомами ОРВИ. Врачи этой группы являются первым контактом с пациентом. Шанс что у пациента будет вирус Covid-19 примерно 50 на 50. Так же сall-center может оформить повторный или ошибочный вызов в квартиру где уже все болеют этим вирусом. Но узнаешь об этом уже когда прошел внутрь и слушаешь историю больного. Такой вызов переадресуют бригаде «Ковид». После такого вызова необходимо было бы сменить всю одежду. Но халат и шапка одни. Иначе бы пришлось бы возить с собой еще маленький прицеп амуниции. Меняются перчатки и маска. Одежда обрабатывается спиртом из распылителя. Врачи одеты чаще в свои рабочие халаты, в которых есть удобные карманы для их вещей. Смысла в одноразовом халате нет. Он никак не защищает доктора. Я носил халат, маску, перчатки, это настраивало больного на то что к нему пришел врач ,с серьезными намерениями вылечить его. Вот и все меры безопасности.

Доктор Артем Спиридонов: «Здесь ты обязательно встретишься с Covid-19. Рано или поздно это произойдет и скорее всего уже сегодня, и зависеть будет все только от твоего организма, и на сколько ты готов к этой встрече.»

Доктор Спиридонов меряет сатурацию у пациентки. Через 4 дня у нее подтвердился Covid-19.

— Зачем ты пошел в волонтеры? — спросил меня доктор Артём Спиридонов, после непродолжительного знакомства, на пути к первом больному.
— Мне интересно узнать больше о проблеме, с которой столкнулось человечество? — вопросительно ответил я, понимая что я попал и обратного пути уже не будет, а ответ на этот вопрос наверное более банален, но все-таки часть правды в этом есть, иначе бы я отказался от этой затеи. Такой шанс давали.
-Здесь ты обязательно встретишься с Covid-19. Рано или поздно это произойдет и скорее всего уже сегодня, и зависеть будет все только от твоего организма, и на сколько ты готов к этой встрече, — предупредил доктор Спиридонов. — «Спасибо, помощь нам очень кстати».

В чем заключалась помощь волонтеров? Мы печатаем постановления о нахождении пациента дома в течении 14 дней, в случае выявления симптомов ОРВИ, или контактных людей с больными ОРВИ. Волонтер снабжается принтером с питанием от аккумулятора и планшетом, в который вносятся данные о пациенте, отправляются в базу данных через интернет и печатается в двух экземплярах для подписи. Это значительно сокращает время нахождения доктора у больного, что увеличивает шансы попасть на все вызовы. Но даже при такой помощи, это не всегда удавалось сделать. Последний вызов мог быть в районе 23:00, при рабочем дне у врача до 20:00. И до последнего. Самое позднее посещение зафиксировано в 1:00.

Мой автопортрет. После 3 попаданий на больных COVID привыкаешь. Вы совершенно безоружны. Ваша защита — маска, халат, перчатки и немного удачи.

Как проходил мой день? Я приезжал в поликлинику к 9:00. Экипировался. Получал распределение. Нас, волонтеров, было примерно по 10-13 человек каждый день. По 1 человеку на бригаду ОРВИ. Работали мы день через день, а кто то каждый день, по желанию. Курировал нас в этом деле отличный парень по имени Егор. Талантливый руководитель. В районе 10:00 мы выезжали на первые вызовы. Кто то выезжал, а кто то выходил. Не всем врачам хватало машин. Некоторые ходили целый день пешком. Машинами на вызовы были разные автомобили от организации, чаще всего таксисты.

Медсестра Люда очень скромный человек, просто пожелала всем здоровья.

Медсестры бригады «Ковид» готовятся к выезду у поликлиники.

Вначале я думал, что будем каждому заболевшему печатать постановление сидеть дома, но как оказывается люди болеют не только ОРВИ и Covid-19. При звонке в поликлинику больной может назвать симптомы похожие на ОРВИ, это может быть кашель и температура. Но это может быть пищевое отравление или побочное действие других лекарств или хронические заболевания. Для того чтобы поставить диагноз, надо быть настоящим Доктором. У врачей очень много рутинной работы. Они заполняют всевозможные бланки и ведомости от руки, которые им выдает поликлиника для отчетности. В среднем, присутствие на вызове дома у пациента, занимает от 20 до 30 минут, но может и больше, когда болеющих несколько в квартире. Первым делом врач меряет сатурацию. Это насыщение крови кислородом. Идеальные показатели от 97 до 99%. Далее доктор слушает органы дыхания и сердца фонендоскопом, смотрит горло, расспрашивает о причинах заболевания, потом уже ставит диагноз. В случае ОРВИ печатается постановление. Выписывается больничный лист. Так же назначается и оставляется лекарство. На следующий день к больному приезжает медсестра и берет мазок. Анализ делается от 2 до 5 дней. В случае положительного результата, звонят из Роспотребнадзора, далее приезжает бригада «Ковид», оценивается состояние больного, повторный мазок берется на 8-10 день болезни. И далее до двух отрицательных мазков в процессе лечения. В случае отрицательного результата с первого раза пациенту никто не позвонит, он досиживает дома остаток срока изоляции по постановлению дома. Для закрытия больничного больной должен вызвать врача на дом.

Доктор Индира Абидова — красивая, жгучая брюнетка, гроза врачей скорой помощи. «Важно чтобы больной был обследован» и при малейшем подозрении на тяжелое состояние вызывает скорую. Она смотрит только что сделанное ЭКГ больного врачем скорой помощи. Я проработал с ней один день. Через несколько дней её снова вернули в бригаду «Ковид».

Тонкая ткань на первый взгляд похожа на камень.

Индира мечтательница и очень ответственный человек. Она не просто терапевт, а очень красивый терапевт.
Обеда у врача нет. Нет времени сходить в магазин, нет времени сходить в туалет, а порой и возможности. Сходить в туалет у больного человека нельзя. Поэтому некоторые врачи даже воду не берут и не пьют кофе утром. И так на протяжении всего дня от пациента к пациенту. Так как я не врач, я все время путал и говорил от клиента к клиенту. Самый поздний вход в квартиру у меня был в 22:30.. Самое Большое количество вызовов за день было 30, при этом постановлений было выдано всего 7. Самое большое количество выданных постановлений за день было 14, при посещении 24-х вызовов. Это данные моей статистики. Врачи рассказывали, что было рекордом выписывание от руки 15-ти постановлений за один вызов. Доктору повезло попасть в общежитие с таджиками, которые не знали русского языка, провел он там примерно 2,5 часа. После завершения рабочего дня врачи возвращаются в поликлинику писать отчёт.


Когда вы смотрите в глазок в двери и видите человека в белом халате, возникают похожие впечатления.

Люди все разные. Кто то с юмором встречает с температурой выше 38. А кто то и на порог не пускает. Пришлось делать осмотр у лифтов. А мне стоять на балконе, оформлять документы. Но агрессивных людей в моем случае не было. Люди, чтобы выздороветь согласны на все. Девушки, женщины и бабушки согласны даже на фото без макияжа на планшет для загрузку в базу данных. Доктора умело общаются с людьми располагая их к себе. Это уже как условный рефлекс, с первых секунд, или даже с одного взгляда, понятно как будет вести человек. Все направлено на то, чтобы помочь людям, без всякой выгоды для себя, но с огромным риском для собственного здоровья.

Доктор Луиза Аскарова. Я когда впервые услышал ее имя, я подумал — Луиза Санта Мария. Это оказалось правдой. Даже когда машина уехала в конце рабочего дня в 20:00, Луиза продолжила ходить по больным. Это было в первый день после ее выхода с больничного. Так же Луиза увлекается дизайном, снимает мультфильмы из пластилина и овощей. Она может рассказать все о растениях, которые растут во дворе вашего дома.

За время ситуации с пандемией в поликлинике переболело более 70 процентов состава врачей, без смертельных случаев, у всех заболевание проходило по разному и тяжелые, и легкие, и бессимптомные. Но не у всех так. Со слов врачей «в других» поликлиниках ситуация гораздо сложнее. Зафиксированы случаи со смертельным исходом. Я не могу распространять эти данные в интересах врачей.

Доктор Ирина Мамедова прослушивает фонендоскопом Нину Фоминичну, 91 год, которая ухаживает всю жизнь за своим 63 летним сыном больного параличом.
Что человек чувствует когда сталкивается с этой проблемой? Когда умирают близкие люди, коллеги. Это очень тяжелое чувство. Пустота и печаль. Время лечит, окружающая ситуация, и фактор привыкания к проблеме заставляет поверхностно к этому относится или прятать очень глубоко свои чувства. Мы приехали на вызов, который был «подтвержденный Covid-19», но узнали об этом позже, когда прошли в комнату и начали разговаривать. Женщина с мамой, потеряли мужа и отца. Их похоронили недавно и они даже не видели как, потому что обе больны этим же вирусом и проходят лечение дома. Она так спокойно сказала об этом. В ее голосе была звенящая тишина, а в глазах не было слез. «Что нам делать?» — спросила она, ответ был прост — «Ждать бригаду Ковид.» Врач осталась ненадолго — узнать подробности, для переадресации вызова. Меня попросила выйти. Я вышел на улицу, обработал себя спиртом, сменил маску и перчатки, сел в машину. На сердце тоска. Такое же ощущение когда потерял родителей уже давно, ком собрался горле и мешал глотать воздух. Смотрю в окно, а там две девушки на детской площадке курят, а их дети катаются на перевязанных лентами карусели. Две женщины. Там и там. Потянуло сфотографировать этих забияк. Стоп, я сейчас не могу. Мало ли где я был. Важнее было не упустить мысль. Какой важный момент. Где граница мира и войны? Ее нет? Возможно она проходит кривой линией между квартирами здоровых и больных людей на маршрутном пути врачей, спешащих на помощь. Если война в «красной зоне» и там четко понятно, что враг — это вирус. Врачи борются за жизнь. А тут где враг? В собственном безразличии или беспомощности?

Инсталяция в подъезде жилого дома у лифта. Цветок из купюр номиналом по 5 тысяч рублей. Финансовый отчет за период пандемии.

Комбинезоны группы «Ковид» ожидают своих хозяев после окончания смены рабочего дня. У доктора Артёма Спиридонова комбинезон, подписанный его фамилией, пропадал 2 раза. После чего ему выдали бирюзовый.

Первое селфи с доктором Спиридоновым в лифте после первого контакта с больным пациентом.

Текст и фото: Виктор Берёзкин

Рубрика: Фотоистории. Метка: ковид.

Другие публикации

23.11.2020 в 11:28

Жизнь в красной зоне


Будни ковидного госпиталя на ВДНХ.

20.11.2020 в 20:57

Московский театр кукол отмечает 90-летие


Московский театр кукол отмечает юбилей и продолжает работать, соблюдая установленные Роспотребнадзором и указами мэра ограничения.

18.11.2020 в 15:11

Святая наука — расслышать друг друга


В театре имени Пушкина состоялся пресс-показ спектакля Данила Чащина «Обычный конец света» по пьесе французского драматурга Жана-Люка Лагарса.

10.11.2020 в 16:01

Фото дня. Северное сияние


Aurora Borealis озарило небо в Ленинградской области

09.11.2020 в 22:51

«Город на память». 625. Красноказарменная улица


Очередной лефортовский сюжет посвящён не петровским или екатерининским временам, а преимущественно советской науке и студенчеству.

08.11.2020 в 13:34

«Город на память». 624. Рогожская слобода


Своим возникновением Рогожская слобода обязана императрице Екатерине II, выделившей старообрядцам землю в благодарность за вклад в борьбу с эпидемией чумы.

07.11.2020 в 12:29

«Город на память». 623. Сталинки на Первомайской улице


Окрестности села Измайлово вошли в состав столицы в 1935 году как часть нового района - Сталинского.

06.11.2020 в 12:55

Костюм Бэтмэна и куртка Dolce&Gabbana


Как работает крупнейший в Москве оператор сортировки старой одежды

01.11.2020 в 22:56

Стерва – путешествие по страницам памяти


В театре Эрмитаж прошла премьера спектакля Михаила Левитина «Стерва» по его же одноименной книге.